Слово папе!
Как мы пережили послеродовую депрессию



Автор: Ксения Горбунова
@gorbunova_ksu0511
Смещаем фокус на пап

Интервью, где папы честно рассказывают об отцовстве
и отвечают на вопросы вредного редактора!
Ох уж эта осень. Насколько она противоречива. Сегодня ты можешь собирать с ребенком яркие кленовые букеты и радоваться мягкому, не обжигающему, солнышку. А завтра уже во всю проклинать бесконечные дожди и бороться с атакующей осенней хандрой. Причем с этой чертовкой хоть раз, пожалуй, сталкивался каждый. Не так ли? Когда нет настроения, делать ничего не хочется, хочется разве только, чтоб тебя пожалели. И этот номер мы посвятили борьбе с осенней хандрой, ведь мы хотим, чтобы вы улыбались.

Но давайте затронем серьезную тему? А именно тему депрессии. Ведь если этот страшный зверь встретится у нас на пути, надо знать, как с ним бороться. А какая депрессия самая страшная для мам? Правильно, послеродовая.

Зачем нам это знать, можете спросить вы? Да потому что, как бы банально не звучало, но с ней может столкнуться каждый, причем неожиданно. И это не обязательно будешь ты. Это может быть подруга, родственник. И во время послеродовой депрессии им безумно будет важна поддержка и понимание близких.

Что нужно для того, чтобы быть во всеоружии? Почитать литературу или порталы для мам? Это вы можете сделать самостоятельно. А вот мы опросили трех пап, чьи жены столкнулись с такой депрессией. Тех пап, которые пережили этот семейный недуг, и которые готовы поделиться своим опытом. И мы с удовольствием делимся этой информацией с вами!
Наши папы
Алексей
Личный помощник,
Персональный водитель
35 лет
г. Москва

дочь Анна (7 лет)
Леша
Айтишник
29 лет
г. Москва

дочь Варвара (2,5 года)
Сергей
Учитель математики
34 года
г. Москва

Двое детей:
дочь Милана (6,5 лет), сын Лука (3 года).

Начнем с самого начала.
Как вы поняли, что у вашей жены послеродовая депрессия? Как это проявлялось?

Она была очень нервозная, и у нее через какое-то время пошла апатия ко всему. Когда дочка только родилась, такого не было. Это пришло уже потом, где-то после месяца, когда стало ясно, что у нас особенный ребенок. У нее порок развития головного мозга. Она была очень неспокойной, постоянно орала, и тогда у жены начала появляться депрессия.
Алексей
35 лет
Прежде чем начать, хочу донести главное - я не пытаюсь показать, что я такой молодец, тут и там все делаю, все терплю, а жена ничего не может. Я понимаю ее, потому что сам не пережил все муки процесса рождения (хотя присутствовал все 10 часов) и материнства. Я не проводил с оруще-плачущим-забудь-о-прежней-жизни ангелочком 10 дней в неделю, 28 часов в сутки на протяжении 2,5 лет. Но тем не менее я сам обрушивал весь свой накопившийся негатив на жену, что только усугубляло наше состояние, и о чем очень жалею и прошу у неё прощения.

Что касается вашего вопроса, жена сама сказала, что у нее послеродовая депрессия. Я был слишком поглощен работой, так как пришлось работать за двоих, и стал проявлять слишком мало внимания (скорее даже совсем перестал) к её эмоциональному состоянию. И в один прекрасный день она сама это сказала, когда я не понимал, почему она плачет.

Как проявлялось… Ни с того ни с сего могла начать плакать. Говорила: "Ааа, этот ребенок, зачем он, хочу уйти, хочу вас оставить, уехать и ничего этого не видеть". Она все время была в плохом настроении. Я приходил с работы и вместо того, чтобы увидеть улыбающуюся, счастливую жену, видел "Хиросиму".
Леша
29 лет
Я понял, что у нее послеродовая депрессия, уже спустя месяц, два. Это случилось с первым ребенком. Сама жена мне сказала, что у нее так проявляется вот эта вот депрессия. До этого я не был даже с этим термином знаком. Она это на сайтах прочитала, узнала. Причем у нее иногда даже был своего рода послеродовой психоз: она говорила, что у нее были галлюцинации касательно детского плача и прочего.

Первое время это было что-то на уровне преисподней. Потому что супруга после родов была в подавленном состоянии. Поначалу я не считал это чем-то сверхъестественным: первый ребенок, не знаешь, чего ожидать. Она плакала, по любому поводу расстраивалась. Она пыталась кормить, у нее не получалось, потому что было мало молока. Соответственно, были нервные срывы и рыдания, и сон нарушился. Жена даже говорила, что у нее не было желания жить. Где-то неделю она практически ничего не ела. У нее было физическое истощение (после родов).

У нас была консультант по грудному вскармливанию, и когда она приезжала, она так хорошо с женой поговорила, и вроде как немножко отлегло, и с кормлением лучше пошло. Но потом опять все это усилилось. И когда девушка снова приехала, спустя две недели после родов, она по сути спасла жену, отвезя ее в больницу, узнав, что у нее неделю держится температура. Это было маточное воспаление. И на этом фоне все протекало вообще очень страшно.

Жене сделали операцию в этот же день, иначе могли бы уже не спасти. И после чего она пробыла там 10 дней. В тот момент даже вкусненькая еда, которую мы с тестем привозили, не приносила ей радость - она не чувствовала ее вкус. Настолько было тяжелым ее состояние депрессии, становилось еще хуже. Большую часть суток жена спала, а когда просыпалась, она была в таком состоянии, что порой говорила: «Я что-то ничего не понимаю».
Сергей
34 года
Не могли бы вы охарактеризовать степень подавленности вашей жены в послеродовой период по шкале от 1 до 10 баллов?
Наверное, 8. Потому что, как только открывалась дверь, и я входил, мне просто вкидывался ребенок в руки, жена разворачивалась и уходила в другую комнату.
Алексей
35 лет
Первые месяца три было всё хорошо, за исключением перестройки под новый режим жизни, так что – 3.
Потом был период, где-то до двух лет (до того времени как Варя стала ходить на горшок и говорить), во время которого у нас была беседа, и она рассказала, что у нее даже были суицидальные мысли. Но поскольку я не верил в это, поэтому – 9.
Сейчас «редко, но метко» у неё бывает (или в нашем случае имеет место быть) истерика всё по тому же материнству – 7.
Леша
29 лет
9-10. Она жила с мыслями, что не хочет жить, но при этом понимала, что она так не поступит – мы люди все-таки православные.
Сергей
34 года
А что вы чувствовали в этот период? Вам было тяжело, страшно, или может вы не понимали всей серьезности ситуации?
Нет, тяжело не было. Я осознавал, что я на работе переключаюсь, а она дома – нет. Единственное, я ощущал чувство вины за то, что она впала в депрессию.
Алексей
35 лет
Я тоже хотел, чтобы меня пожалели, поддержали. Но этого не было, поэтому было очень обидно.
Леша
29 лет
Я бы охарактеризовал это как состояние растерянности и какого-то непонимания, что происходит. Потому что с этим я никогда не сталкивался, и для меня это состояние было в диковинку. Я в принципе близко не общался с людьми в депрессии. Я думал, что она устала, расстроена, но сам термин «депрессия» мне в голову не приходил совсем. Поэтому я был растерян и старался максимально делать все, что мог, чтобы как-то помочь жене.
Сергей
34 года
Я приходил с работы и вместо того, чтобы увидеть улыбающуюся, счастливую жену, видел "Хиросиму"
Click to order
Cart
Total: 
Your Name
Your Email
Your Phone
Конец ознакомительного фрагмента
Полную версию статьи вы можете прочитать в новом номере журнала Liberty
Поделитесь статьей
Подпишись!
Перепечатка материалов из прочих разделов сайта запрещена без письменного согласия ИП Павелко и авторов. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Все права защищены © 2019, Liberty magazine.
Используя сайт, вы даете согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с условиями и политикой обработки.
Made on
Tilda