«Забери его, иначе я что-нибудь с собой сделаю». Истории женщин, которые справились с послеродовой депрессией

автор Екатерина Гуськова

«Я была на грани психоза, вообще не понимала, где я, что происходит и кто этот орущий свёрток — действительно ребёнок, которого я родила, или кукла Чаки из фильма ужасов». 

Даже сегодня депрессия иногда воспринимается как слабость характера и эмоциональная нестабильность, а в случае с материнством — ещё и признак лени, безответственности и недостатка любви к ребёнку. Давайте разбираться, насколько опасно это состояние, почему его не считают заболеванием и, наконец, как с ним бороться.

«Забери его, иначе я что-нибудь с собой сделаю». Истории женщин, которые справились с послеродовой депрессией
Автор: Полина Козюлина

Мы поговорили с двумя женщинами, которые пережили послеродовую депрессию (ПРД). Они рассказали, на что похоже это состояние и почему так важно обращаться за помощью к близким или специалисту при первых симптомах. Экспертным мнением поделилась практикующий психолог Мария Зелина. 

Евгения, 32 года, редактор журнала Glamour, растит четырёхлетнего сына Александра

«Забери его, иначе я что-нибудь с собой сделаю». Истории женщин, которые справились с послеродовой депрессией
Евгения с сыном Александром и пёс Буч; фотограф – Елизавета Кузнецова

В первые месяцы после родов у Евгении не было времени на то, чтобы оценить своё состояние: «Я поздно поняла, что у меня послеродовая депрессия. Когда моему ребёнку исполнилось два месяца, я вышла на работу, приходилось быть в офисе целый день. В таком режиме я проработала девять месяцев, а после вернулась в декретный отпуск — не выдержала». В ту пору девушка обратилась к психологу, обеспокоенная своим отношением к ребёнку. 

«Я не была той мамой, которая испытывает радость материнства: не кайфовала от мыслей, что проведу ещё один такой же день с ребёнком. А тот факт, что я вернулась обратно в декрет и попрощалась со своим местом работы, стал ударом», — признаётся Евгения. 


Первым триггером ПРД было отсутствие отдыха и помощи.


«Да, у нас была няня, но только представьте: работающая мама, которая весь день проводит в офисе, иногда по вечерам записывает репортажи. Получалось, что утром я передавала ребёнка няне, а возвращалась домой примерно в семь-восемь вечера. Даже по выходным, когда няня не приходила, нужно было оставаться с малышом одной, параллельно решая различные вопросы по телефону. Муж работал по субботам. Было очень сложно».

«Забери его, иначе я что-нибудь с собой сделаю». Истории женщин, которые справились с послеродовой депрессией
Мария Зелина, психолог; фотограф – Наталья Воронцова

Комментирует психолог:

Чтобы поставили диагноз, необходимо обращаться к врачу. Многие женщины терпят, скрывают это состояние. У нас ведь не принято говорить, что материнство — это тяжело. Популярен образ счастливой и успешной мамы, которая всё успевает, у которой дети вечно улыбаются. Поэтому многим женщинам просто стыдно признавать, что они не справляются. Наслушавшись об этом идеальном образе, они ставят перед собой слишком высокую планку, которую в итоге не тянут. Отсюда идёт разочарование, которое усугубляется и появляется чувство вины. Особенно подвержены этому заболеванию мамы-перфекционистки или тревожные мамы, которые переживают по каждому поводу, а также те женщины, которые привыкли брать всё на себя. 

Со временем состояние Евгении усугублялось: «Был хронический недосып. Через полгода я настолько себя загнала, что не могла уснуть без бокала вина. При том, что я стабильно просыпалась за ночь по четыре-пять раз, работала в офисе, приходила домой очень уставшая и могла уснуть где угодно – на работе «вырубиться» на полчаса, перед съёмками, в такси, в метро. Я могла выключиться по щелчку».

На фоне усталости Евгения начала замечать раздражительность: «В какой-то момент ребёнок просто начал меня бесить. Я испугалась, что, возможно, его не люблю. После максимально старалась гнать от себя эти мысли и признаться в них смогла только психологу».

Специалист пришёл к выводу, что у Евгении депрессивное настроение: «Тогда меня перестало всё радовать, было совершенно плевать на себя – я попросту не заботилась об этом. Не было физических сил жить. В то время я могла раз в месяц вызвать няню в её выходной, а сама весь день пролежать в постели. Кроме того, я ощущала полное эмоциональное выгорание, срывалась на мужа, потому что на первых порах он мало помогал мне с ребёнком».

Эта раздражительность переросла в агрессию и неосознанное желание навредить. Евгения вспоминает: «Мы пошли гулять, на дворе был ноябрь. Алекс хотел спать не в коляске, а у меня на руках. Но было настолько тяжело, больно и плохо, что я несколько раз пыталась уложить его в коляску. Сейчас это звучит нелепо, но тогда я была так сильно выжата, что единственное, чего хотелось, чтобы ребёнок просто уснул в своей коляске. Я разозлилась из-за того, что он не хотел спать, положила его в коляску, дошла до дома злая и уставшая. У входа в дом отдала ребёнка мужу и сказала: «Забери его, иначе я что-нибудь с собой или с ним сделаю». Закрылась в комнате на два часа, ревела. Мне было очень плохо и страшно, я лежала на полу и плакала. После этого случая муж начал помогать, и стало легче». 

Комментирует психолог: 

Читайте также:  Как работает гипнотерапия: «Однажды я увидела себя в прошлой жизни»

Симптомы ПРД могут быть такими: состояние постоянно подавленное, ничего не хочется, ни на что нет сил, ничего не радует, становится всё равно. Также есть беспокойство, тревога, бессонница, ощущение своей никчёмности. Вылиться оно может во что угодно, вплоть до суицидальных мыслей и попыток, когда человек понимает, что жить просто не хочется и не имеет смысла. 

«Родные и близкие никак не воспринимали мою депрессию. Кажется, они её толком и не видели. Я не особо показывала, как мне тяжело. Даже муж стал замечать это только тогда, когда ребёнку было около двух лет, а сильные эмоциональные переживания уже невозможно было скрыть. Никто из друзей, коллег, знакомых, близких, особенно мама (она вообще не понимала, как я могу говорить, что не люблю своего ребёнка, мол, неужели я могла о таком даже подумать) не знали о моих проблемах. Поэтому они никак не реагировали ровно до того момента, как я сказала мужу, что иду сдавать анализы на гормоны и выяснять, есть ли у меня послеродовая депрессия».

«Забери его, иначе я что-нибудь с собой сделаю». Истории женщин, которые справились с послеродовой депрессией
Евгения с сыном Александром и пёс Буч; фотограф – Елизавета Кузнецова

Комментирует психолог:

Ситуацию очень часто усугубляет осуждение со стороны близких. Мнений может быть много, например: «Раньше и в поле рожали, а сейчас у тебя есть все условия, а ты ничего не можешь». Не бойтесь отвечать честно: «Да, я не справляюсь», кто бы что ни говорил. Еще ДО беременности ищите помощи и поддержки, разговаривайте с мужем, предупреждайте, что это непростой период и в нём необходимо его участие. 

Свои ощущения во время ПРД Евгения описывает так: «Самое яркое, что я ощущала в период депрессивного состояния, — как будто кто-то убивает часть меня. Не всю целиком, но всё же. Я уже не принадлежу себе, не делаю то, что хочу, не выхожу на работу, не могу делать то, что раньше себе позволяла. Ребёнок — центр всего. И это страшно».

Девушка рада, что вовремя обратилась за помощью к психологу и научилась проживать свои разные состояния:  «У меня появился не просто психолог, а безопасное пространство, где я могла говорить обо всём, что беспокоит, проживать это и не получать осуждения. Наоборот, мне объяснили, что многие мои ощущения и состояния нормальны. Если не можешь любить своего ребёнка 24/7, никто тебя не пристыдит за это».


Мама не должна быть какой-то для кого-то. Она для себя, в первую очередь.


Будущим мамам Евгения советует разрешить себе любые мысли: «Понимаю, что это сложно. Ещё важно искать поддержку. Сперва физическую: чтобы кто-то присмотрел за ребёнком, пока вы спите, чтобы восстановить режим, заниматься хотя бы один час в день тем, чем хочешь. И не стесняться этого. Да, у меня няня. Да, я хочу быть мамой в ресурсе. Да, мне помогают убираться дома. Да, мне нужна бабушка, чтобы она помогала. Это может быть страшно, стыдно, но есть моменты, когда важнее сама мама, то, в каком она состоянии и настроении.

Елена, 33 года, переводчик, воспитывает восьмимесячного сына Максима 

«Забери его, иначе я что-нибудь с собой сделаю». Истории женщин, которые справились с послеродовой депрессией
Елена, из личного архива

К моменту беременности Елена 8 лет жила в браке: «Мы пожили для себя, решили жилищный вопрос, попутешествовали немного. При этом вариант остаться бездетными нами даже не рассматривался. Если бы я только знала, какое испытание ждёт меня впереди»

Читайте также:  Как выбрать первый двухколёсный велосипед

Тревогу и панику девушка начала ощущать ещё во время беременности, а после тяжёлых родов состояние только ухудшилось: «Когда из меня вытащили огромного (4 150г) ребёнка, единственное, что я почувствовала, это облегчение, что наконец-то в моём теле больше никто не живёт. Мне зашили разрывы, осмотрели и запеленали новорождённого и оставили нас вдвоём. Я мысленно удивлялась тому, что осталась жива, и делала селфи с сыном, наивно полагая, что самое страшное позади».


Если кто-нибудь попросит меня описать роды одним словом, это будет «мясорубка»: кровь, боль, вой из соседних блоков, необходимость лежать в раскорячку перед кучей незнакомых людей…


На удивление, схватки оказались не такими ужасными, как я себе представляла, а вот потуги… Представьте, что в ваш таз на протяжении получаса методично долбится шар для боулинга. Незабываемые ощущения», — вспоминает девушка. 

Комментирует психолог:

При планировании беременности необходимо уделить внимание психологической подготовке к родам. Выбрать комфортный для вас роддом также очень важно, но недостаточно. При родах на дежурстве может быть не самый доброжелательный персонал (если только вы не подписывали договор на роды с конкретным врачом). Если заранее проработать свой внутренний настрой на плавное протекание родов, то эмоциональное потрясение при встрече с непредвиденными обстоятельствами будет меньше. 

Одним из триггеров ПРД Елена считает изменения, произошедшие с её телом и организмом после родов: «Домой я ехала без ребёнка (врачам не понравилась его вялость и его забрали в реанимацию, в которой он провёл 12 дней). Из моей некогда аккуратной, а теперь раздувшейся и покрывшейся синими венами груди, подтекало молоко. Но процесс сцеживания оказался настолько неприятным, что вскоре пришлось его свернуть. Грудное вскармливание в итоге сохранить не удалось. Также на послеродовом осмотре гинеколог заподозрила опущение стенок и сказала, что, возможно, в будущем понадобится интимная пластика. Свой шок и ужас описывать не буду, скажу лишь, что в итоге всё обошлось»

Состояние Елены ухудшилось, когда она ощутила всю опустившуюся на её плечи ответственность: «Когда сын оказался, наконец, дома, начался ещё один круг ада. Он орал часами, изредка прерываясь на кормление и сон. Я была на грани психоза, вообще не понимала, где я, что происходит и кто этот орущий свёрток — действительно ребёнок, которого я родила, или кукла Чаки из фильма ужасов. Осуществлять уход за ним я была категорически не способна»

Читайте также:  АНО "Три сердца" провёл День Детского сердца

Окончательно понимать, что с её состоянием не всё в порядке, Елена начала, когда ощутила мир «бесцветным и чёрно-белым». 

«Забери его, иначе я что-нибудь с собой сделаю». Истории женщин, которые справились с послеродовой депрессией
Елена с сыном Максимом, из личного архива

«Началась какая-то дереализация. Я постоянно пыталась себя ущипнуть, чтобы убедиться, что всё это наяву, а не в диком кошмаре. Просто невозможно было поверить, что моя ещё совсем недавно тихая и спокойная жизнь могла превратиться в такое. Стали посещать мысли о суициде. Наконец стало понятно, что необходима госпитализация. Меня отправили в больницу, там прописали антидепрессанты, физиолечение, массаж, психокоррекцию». 

В клинике девушка начала приходить в себя и спустя два с половиной месяца вернулась домой:

«Я понятия не имела о том, с чем может столкнуться женщина, решившая стать матерью. Мне об этом не рассказал никто: ни врачи, ни мама, ни бабушка, ни родная сестра-акушерка. Почему они этого не сделали — отдельная тема. Сейчас сыну 8 месяцев, и, кажется, нам удалось подружиться. Он забавный, симпатичный парень. На данный момент курс антидепрессантов подходит к концу (осталась неделя), и могу сказать, что почти полностью выздоровела. С сыном отношения хорошие, однако утверждать, что материнство — это сплошь счастье, умиление и “розовые пяточки”, не буду. Материнство — это труд 24/7», — заключает Елена, а также искренне советует мамам  «не ждать, что само пройдёт, не стесняться обращаться за помощью».

«Забери его, иначе я что-нибудь с собой сделаю». Истории женщин, которые справились с послеродовой депрессией
Максим, из личного архива

Единственного причинного фактора для ПРД не существует. Триггером может стать что угодно: стрессы и психологические травмы, супружеский конфликт, отсутствие социальной поддержки, гинекологические осложнения, профессиональный статус и многое другое. Полностью быть застрахованной от этого состояния не может быть ни одна мама, а потому очень важно знать о профилактике заболевания. 

Профилактика послеродовой депрессии

  • Ещё во время беременности необходимо продумать, кто и чем сможет вам помогать. Особенно если это первый ваш ребёнок. Родительство не должно быть бременем, которое женщина тянет одна. 

  • Даже на первых этапах материнства необходимо находить какой-то отдых, время на себя, делать переключение. Материнский труд тем и тяжёл, что это однообразная деятельность, происходит так называемый «день сурка». 

  • Сформируйте режим ухода за ребёнком, заранее договоритесь о помощи. Сделайте так, чтобы у вас был минимум час в день собственного времени. Встретьтесь с подругами, сходите на маникюр. Женщина не должна забывать, что в процессе материнства есть ещё и ОНА, как отдельная единица.

  • Привлекайте супруга к заботе о ребёнке, чтобы и у него были какие-то обязанности. Например, муж каждый вечер может купать ребёнка и проводить с ним время, мама же это время может потратить на себя. Не забывайте вовлекать мужчину в этот процесс, ведь таким образом формируется его роль отца. 
  • Дети — это безусловно счастье, но первый период — кризисный, в нём много трудозатрат. Не внушайте себе, что всё можете и всё осилите. Если чувствуете, что тяжело, признавайте это, говорите о своём состоянии, не бойтесь просить помощи. Не молчать здесь очень важно. 

    0

    Похожие статьи

    Этот веб-сайт использует файлы cookie для более комфортной работы пользователя. Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять Подробнее

    Adblock
    detector