Елена Карнеева: “Не важно, что женщина делает в семье, важно, как”.

автор Анастасия Князева

Беседовала Анастасия Жидкова @liberty.magazine

В одном из своих интервью героиня нашей рубрики «Мама месяца» Елена Карнеева сказала, что в детстве мечтала стать художником, но не сложилось и теперь она детский фотограф. Изначально и этот разговор должен был быть о том, каково это – быть одним из самых дорогих детских фотографов России, многодетной мамой и блогером-миллионником в одном лице, но всё пошло не по плану.

Изучив блог Лены @karneeva_elena, я поняла, что её мечта всё-таки сбылась: она стала художником. Лёгкими, почти невесомыми штрихами она создала свой мир, в центре которого – красота. Красота душевная, физическая, красота природы, красота самой жизни. Весь блог Елены – своеобразная галерея. Эдакая эклектика, где ренессанс соседствует с импрессионизмом, иногда перебегая в реализм. И как любое искусство, галерея эта вдохновляет и даже как-то .. исцеляет, как бы пафосно это ни звучало. А потому разговор наш будет обо всём на свете, ведь нет тем, которые не интересны настоящему художнику.

Семья Елены Карнеевой

Елена, а давайте с места в карьер. Возможно, вы видели: недавно запустили шоу «Ты — топ-модель на ТНТ». Случайно наткнулась на выпуск, зашла почитать комменты. И знаете, 90% — это возмущения по поводу присутствия Решетовой в составе жюри. Главное обвинение — в некотором двуличии, когда с одной стороны в шоу транслируется мысль о естественной красоте, а с другой — в жюри человек, полностью перекроивший себя хирургически. Как думаете, почему так происходит и кто в итоге победит?)

— Неожиданный вопрос. Если честно, то кто должен быть ведущим? Пригласили модель, она ведёт программу «Топ-модель». Меня смущает другое. У нас все друг друга осуждают: бухтят, ворчат, женщины клюют женщин за то, что одни толстые, другие худые, одни с морщинами, другие что-то колят себе. Нам всем надо стать терпимее.

Надо другим оставлять право выбора жить эту жизнь так, как хочется.

Почему люди обсуждают,кто ведёт программу, как ведёт программу? Я, кстати, включила программу, и мне тяжело было её смотреть. Не из-за ведущих, а из-за того, что вот эти девчонки, которые приходят с какими-то надеждами, с какими-то своими целями, им так волнительно, так страшно, и при этом они стоят, и у них есть каких-то 10 секунд, чтобы очаровать ведущих или удивить, потому что в итоге обсуждаются их внешние данные, и человеку говорят «нет» или «да». Мне показалось это ужасным, я бы не хотела,чтобы мои дети, например, когда-нибудь попали на такую программу. Каждый человек делает свой выбор: хочет — делает какие-то операции и живёт с ними, и он счастлив. Кто-то не делает, и он тоже счастлив. Просто нам всем нужно стать терпимее и перестать навязывать другим своё мнение. Каждый остаётся при своём выборе и всё.

Победит тот, кто примет чужой выбор, потому что это выбор абсолютно другого человека, и тот человек имеет на него полное право. Вот тогда все победят.

Вы много раз писали, что против пластических операций, и позиция эта неизменна уже много лет. Был ли когда-нибудь момент, когда, насмотревшись на коллег-блогеров, у которых полный боекомплект: скулы/грудь/губы, вы были близки к решению пойти и сделать себе какую-либо операцию?

Сейчас будет страшное признание, потому что в блоге вы видите, что я такая категоричная, против пластических операций, а когда-то, через год после рождения первой дочки, увидев свою грудь, её трансформацию, я думала, что когда-нибудь обязательно сделаю себе операцию. Но шли годы, родились вторая дочка, третья, и ко мне пришло другое осознание, другое ощущение себя, и я подумала: «боже, я никогда и ни за что этого не сделаю».

Сейчас для себя я всё равно против пластических операций, но я их принимаю у других людей.

Хотя иногда, когда я смотрю на других блогеров, я думаю: «Боже, зачем, она такая красотка, зачем?», но тому человеку виднее. Я ловлю себя на том, что когда в социальных сетях ты смотришь ленту и там, как, например, в моей, трое знакомых подряд сделали себе грудь, ты начинаешь думать «может быть, со мной что-то не так». Ты наблюдаешь всё это, и  приходят мысли, что есть такая возможность, а что, если?  Но нет, пока для себя я этого не вижу, я даже у врача никогда не была на консультации. И  я не могу сказать, что сейчас так обалденно выгляжу, что мне это не нужно. Фигура изменилась, да, морщины есть, веко опускается на глаза, но лечь под нож мне страшно. Сейчас я уже не такая категоричная, какой была пять лет назад, я думаю: «может быть, когда моё лицо изменится так, что я посмотрю в зеркало и заплачу, я скажу: “всё, не могу больше с этим мириться”, и побегу что-то делать». Возможно. Я не знаю, что будет дальше. Не хочу бить себя в грудь кулаком и говорить: «хмм, вы все просто не принимаете себя, примите себя». Сейчас меня, видимо, устраивают мои внешние данные, я не хочу ничего менять. Что будет через 5-10 лет, я не знаю, но сейчас мне хочется быть собой. Мне интересно, какая я, мне интересно, как я выгляжу, как я меняюсь. Мне, конечно, не радостно, что появляются новые морщинки возрастные, но я так боюсь потерять себя,

я люблю себя, и я лучше пойду на массаж и сделаю какую-то маску, чем лягу под нож, потому что для меня это огромный риск — потерять то, чем наградила меня природа. Я за это держусь, я это ценю. 

Семья Елены Карнеевой

Пока я изучала вашу ленту, возникло ощущение, что у вас нет тем, которые вы опасаетесь поднимать в блоге. Здесь и откровенные фото и кадры с ГВ, и рассуждения о женской доле, и посты о пожарах в Сибири. Есть ли темы, которых вы всё-таки опасаетесь и на которые не пишете по каким-либо причинам?

— Я не готова касаться политики, опасаюсь этого, потому что я не хочу волны агрессии, каких-то резких высказываний в мой адрес, и я не хочу нести ответственность за выбор других людей, потому что, возвращаясь к предыдущему вопросу, глядя на других блогеров, я понимаю, насколько мы, крупные блоги, люди, влияем на свою аудиторию, на их решения. Ещё один момент, который я не поднимаю в своем блоге, — тема прививок. Мы переболели коронавирусом, и когда меня спрашивают, буду ли я делать прививку, я не хочу отвечать на этот вопрос, потому что я не хочу, чтобы люди перекладывали ответственность за своё здоровье на меня. Эти темы я исключаю, где-то подчеркиваю: «10 раз подумайте, мне это подходит, но не факт, что подходит вам».

Лена, у каждого профессионала есть своя профдеформация, а в чём проявляется ваша?

О да. Профдеформация есть, заключается она в том, что когда мы гуляем всей семьёй где-то в каком-то красивом месте, или просто дети начинают очень дружно играть, заливисто смеяться, я вижу кадры, и если в этот момент у меня нет в руках камеры или телефона, я начинаю внутренне об этом сожалеть. У меня однажды была такая история: мы полетели всей семьёй отдыхать в Турцию, и мне муж предложил не брать с собой камеру, и я так устала за то лето, я столько фотографировала тогда семей, своих клиентов, что решила поехать без камеры. Это был самый мучительный отдых в моей жизни, потому что, если первую половину дня я нормально отдыхала, то на закате я просто страдала, я думала о том, как у местных фотографов отеля выкупить камеру, попросить в аренду, то есть меня разрывало на кусочки. Я тогда сказала, что больше никогда так не сделаю, больше никогда никуда не поеду без камеры. И действительно, мне проще брать камеру с собой и знать, что она у меня есть, но иногда её не доставать и наслаждаться моментом..

Путешествия. Вы писали про то, что долгие 10 лет, как и большинство людей в нашей стране, отдавали приоритет строительству дома, в ущерб путешествиям. Сейчас всё иначе, но что стало поворотной точкой? Как вы пришли к тому, что эмоции и впечатления ценнее недвижимости и идеального ремонта?

На самом деле, не совсем так. Когда у нас была первая квартира в ипотеку, как только мы поженились, какие-то любые сверхзаработанные деньги мы никогда не вносили в уплату долга, чтобы быстрее загасить ипотеку. Мы обставляли квартиру и иногда ездили отдыхать. Сейчас пришло очень простое осознание, что если оглянуться назад, на нашу жизнь, какие моменты всплывают в нашей памяти? Мы же не помним ежедневную рутину. Но путешествия всегда остаются в памяти —  я до сих пор помню, как ещё совсем маленькой с мамой отдыхала в Алуште. То есть наша память запоминает яркие впечатления, и мы говорим: «Боже, как летит время, как пролетела эта неделя, месяц, год?», потому что мы находимся в некой рутине, в рутине одинаковых дней, событий: ходим на работу, делаем с детьми уроки, готовим обед. У каждого это своя рутина, но когда это всё одинаково изо дня в день, всё это сливается в один…
Мы просто не запоминаем. 

Путешествие — это не просто копилка для нас, копилка нашей памяти, это новые впечатления для наших детей и их развитие, потому что можно бесконечно водить ребёнка на развивашки, но лучше взять его в путешествие, показать ему новые города, страны, достопримечательности.

Для нас путешествия важны, потому что это перезагрузка, это глоток свежего воздуха, новых мыслей, для меня это жизненно важно и важно для моего мужа, я вижу, как это важно для детей, и поэтому сейчас,

если будет стоять выбор, на что потратить деньги: на ремонт кухни или поездку, то я съезжу в путешествие.

Семья Елены Карнеевой

Лена, в одном из своих интервью вы сказали, что практически не готовите дома. Это выстроенная система приоритетов или нелюбовь к кухне в принципе?

У меня не было осознанного умысла «не готовить». Какие-то блюда мне нравится готовить, но в целом я не люблю что-то делать просто потому, что это надо делать. И я не хочу готовить просто потому, что надо, как бы это дико ни звучало от матери четверых детей. Мне очень важно делать всё с удовольствием. Иногда у меня есть желание, я хочу накормить свою семью. И я стою и готовлю весь день. Бывает, Андрей, мой муж, пугается, подойдёт, мне ручкой температуру измерит, приложит ладонь ко лбу: «Тебе не плохо? Всё хорошо?». Потому что когда на меня находит, есть вдохновение, желание готовить, я с удовольствием это делаю. Но я всегда работала, и когда мы поженились, и после рождения детей – никаких декретных отпусков, я всегда фотографировала и всегда выбирала, потратить время у плиты или обработать снимки для клиента. На каком-то этапе очень много готовил Андрей, потому что я стала готовить меньше, у него так классно стало получаться! До сих пор и у Андрея есть коронные блюда, и у меня.

И мы оба можем готовить, и оба можем не готовить, когда много работы.

Но, честно скажу, дети любят, когда готовим именно мы. У нас есть няня, но девчонки, конечно, просят: «Мам, ну когда ты это сделаешь? Пап, когда ты бургеры будешь делать?».
Готовить я люблю, но по желанию.

Не так давно, после слов Ляйсан Утяшевой «Женщина, не умеющая готовить – НЕдоженщина», был настоящий скандал. Мне кажется, что ещё лет 10 назад реакция общественности была бы не столь острой. С чем это связано, на ваш взгляд? И что бы вы ответили на такое высказывание?

Я бы сказала, что не верю, что есть женщины, не умеющие готовить, мне кажется, не пришло ещё их время. Может они сейчас не хотят готовить, и у них есть на то причины. Я думаю, что готовить для своей семьи, готовить для своего мужчины — это классно. Я понимаю, сколько в этом смысла, сколько в этом традиции, сколько в этом чего-то важного. Но при этом очень важно, чтобы это было женщиной желанно.

Меня не пугает женщина, которая не умеет готовить: если она захочет, она приготовит, меня пугает женщина, которая готовит и при этом страдает от этого.

 

Не важно, что женщина делает в семье, важно, как она это делает, чем она в этот момент наполнена, какую энергию она в этом несёт. 

От того, как женщина себя ощущает в своей семье, своей жизни, от этого зависит атмосфера всей семьи. От этого зависит, какой с ней рядом мужчина, как  себя чувствуют и он, и дети. Я не хочу сказать, что вся ответственность за то, что происходит в семье, ложится на женщину, но женщина — это очаг, тот огонь, который даёт тепло дому, в котором все живут. И поэтому она может не уметь готовить, но может уметь что-то другое, например, быть счастливой и распространять это счастье и любовь на всех членов семьи, и это важнее, чем готовить просто потому, что надо, и быть при этом злой, несчастной, обиженной судьбой. Хотя есть женщины, которые с удовольствием готовят, и это супер, если они делают это с радостью, с вдохновением.

Совсем недавно вы запустили потрясающий проект по проведению фотосессий для детей из детских домов. По прошествии уже нескольких съёмок, какие выводы вы для себя сделали, чем вас удивил и чему научил этот опыт?

Это потрясающий опыт, и об этом я могу говорить бесконечно долго. С одной стороны, для меня было огромным удивлением узнать, что это такие же дети, как мои. Вот просто дети. А второе открытие — в нашем мире столько отзывчивых людей, потому что, транслируя мою работу, общение с этими детьми в Instagram, в сторис, я получила большой отклик, и не просто отклик, а участие людей в судьбе этих деток. Меня этот опыт точно сделал лучше. Как будто бы сердце стало больше. Не знаю, как это выразить, но очень много любви к миру, детям, к тому, что я делаю, к себе. Мне вообще сложно говорить об этом, потому что в двух словах  не расскажешь.

Семья Елены Карнеевой

Лена, вы, как фотограф, в совершенстве умеете раскрывать детскую красоту, но наверняка вы слышите от мам различного рода критику в адрес своих детей. Я имею в виду именно внешность. У нас недавно была горячая дискуссия на эту тему: допустимо ли родителям критиковать внешность детей «из лучших побуждений», например, чтобы подобрать причёску, которая больше подходит под, условно, длинный нос или уши. Что думаете по этому поводу?

Недопустимо критиковать не только внешность, но и всё остальное. Однажды сказав: «Тебе надо уши прятать» или что-то ещё, мы ребёнку комплекс вешаем на всю жизнь, пока наконец этот ребёнок не вырастет, не пойдёт к психологу и не проработает это. Причём человек может даже не осознавать, откуда это взялось, не помнить, что это именно мама в детстве критиковала его уши, но на уровне подсознания будет эта неуверенность, которую он может пронести через всю жизнь. Но я хочу сказать не только про внешность, но и про все остальные ярлыки, которые многие родители так любят навешивать. Фразы из серии «боже, какой ты ленивый!», или «Ты такая ранимая», дети принимают эти установки, этот груз и дальше несут их по жизни.

В Instagram, да и не только там, для мам, особенно многодетных, жизнь без няни – повод для гордости. Многие указывают это в шапках профиля, как некую свою важную особенность. Часто ли вам приходилось слышать упрёки или какой-то негатив в свой адрес, в период, когда у вас была няня? И почему вы в итоге от неё отказались?

Сейчас у нас есть няня, и я этому очень рада, я этого не скрываю. Давно я не встречала упреков. Помню, был один момент, что-то мне такое написали, я тогда, вдохновившись, опубликовала потрясающий пост, который начала со слов «девочки, вы выиграли».

То есть вот в этой битве, кто лучшая мать, кто лучшая жена, кто лучшая у плиты, я отдаю пальму первенства другим женщинам. Пожалуйста, вы первые, вы лучшие. Я такая, какая есть.

У меня есть няня, я очень редко готовлю, при этом я счастлива, у меня есть любимое дело, у меня есть любимый муж, у меня есть любимые дети, мне интересна эта жизнь, мне интересна я сама. Я не хочу бить себя в грудь и кому-то что-то доказывать. Кто хочет, пусть доказывает, может у них счастье в этом. Мы все разные.

Лена, как вы относитесь к детскому моделингу? И как бы вы отреагировали, если кому-то из ваших дочек предложили контракт с модельным агентством?

Однажды я столкнулась с этим изнутри. Я делала рекламную съёмку для очень крупной компании, и я проводила кастинг. То есть мне нужно было отобрать деток, которые будут участвовать, будут моделями в самой съёмке. И в тот момент я поняла, что никогда и ни за что я не отдам своих детей в модельное агентство. У меня в блоге был анонс, и приехало очень много родителей с детьми. То есть был серьёзный отбор. Я никогда не забуду, как маленькую девочку привёл папа, и он так на неё ругался и кричал: «Давай, встань, нет, улыбайся, старайся». Я никак не могла его остановить, я была в таком шоке, потому что он настолько хотел, чтобы она выдала результат, чтобы она прошла этот кастинг, а ребёнок играл, капризничал, не слушался, ребёнок был ребёнком. И увидев эту сцену, мне стало страшно. Сцена была неприятная, но дело не только в ней. Моделинг – это действительно огромный труд. Да, для детей есть перерывы и укороченный рабочий график, но всё равно это напряжение и стресс. На мой взгляд, родителям стоит отдавать детей в модельное агентство только в одном случае: если их дети этим действительно горят. Если ребёнок настолько хочет, ему в удовольствие, тогда он не испытывает усталость. 

Что касается моих детей. Если, например, сейчас моей дочке предложат контракт, и ребёнок захочет сам, я объясню, что это будет по 8 часов на площадке, и даже если ты не захочешь, то уйти будет нельзя. Если, узнав обо всех-всех нюансах, мои девочки, которые уже довольно взрослые (8, 10, 12 лет), скажут «да», запрещать я не буду. Может это стоит попробовать как опыт и понять для себя – нравится или нет. 

Елена Карнеева

Вы писали о том, что вошли в терапию и регулярное общение с психологом изменило вашу жизнь. Есть ли соблазн привезти туда и мужа, или он уже там?

У меня не было соблазна привести туда мужа, но муж соблазнился сам.

Видя меня и мои изменения, спустя 2 года он сам пошёл к психологу.

Это не было инициативой с моей стороны, просто он видел мои изменения и понял, что это классно и зачем себе в этом отказывать, так что мы оба там.

Сейчас много говорят о гендерном воспитании. Ощущаете ли вы сейчас, когда у вас появился мальчик, потребность каким-то образом трансформировать свои воспитательные установки, делать что-то иначе, чем с девочками?

Пока нет. Мне кажется, мы всё ещё не можем поверить в то, что у нас после трёх девочек родился мальчик. Про себя могу сказать, что я пока ничего не делаю такого, чего не делала, например, с дочками. В воспитательных моментах ничего не поменяла из-за того, что это мальчик, а не девочка. Не чувствую необходимость, но позже всё может измениться.

Готовясь к интервью, я долго пересматривала различные рейтинги лучших фото в истории человечества, и большинство из них связаны с чем-то шокирующем, пугающим. Самое позитивное фото, которое там было – снимок обнажённой Деми Мур на 7-м месяце беременности, авторства Энни Лейбовиц. Есть ли у вас амбиции когда-нибудь попасть в подобный рейтинг? И кто из культовых мировых фотографов вас вдохновляет?

Не скажу про рейтинги, скажу честно, что есть амбиции творческие, чтобы моя фотография оставила какой-то след. Я сейчас отказалась от коммерческих съёмок. Я создаю ценность для конкретной семьи, я сохраняю в истории их важные моменты, и это классно.

Сейчас мне хочется, чтобы моя фотография говорила, меняла людей, меняла чьи-то судьбы, есть такие амбиции.

Лет в 90 спросите меня ещё раз, посмотрим, что там будет. А про фотографов… Нет, я так устроена, мой внутренний мир таков, что

я ищу вдохновение в себе, и вообще мало смотрю других фотографов.

Так было с самого начала, таков мой путь. может он звучит очень странно, но я не слежу, не смотрю.

У вас много лет своя школа фотографии. Расскажите немного об её учениках в ретроспективе – как менялся среднестатический портрет ученика школы? Кто он сейчас?

Какой хороший вопрос! Я сейчас задумалась о том, что, действительно, когда я начинала преподавать, ещё офлайн, 10 лет назад, ко мне приходили фотографы, и мужчины, и женщины, и девушки, и молодые люди, которые уже фотографируют, которые уже видят себя в этой профессии. Сейчас моей онлайн-школе 3 года, и что происходит: происходит то, что у меня появились курсы с нуля, и ко мне пошла огромная аудитория учеников, это мамы, которые ищут себя, которые при всей любви к своим детям не забывают про себя, свои интересы и увлекаются фотографией, находят в этом огромную силу. Очень часто я читаю отзывы, что моя школа учит их не просто фотографировать. Так получается, что меняется сам человек. Как недавно одна моя ученица поделилась: «Лена, вы изменили мою жизнь».

Previous
Next
7

Похожие статьи

Этот веб-сайт использует файлы cookie для более комфортной работы пользователя. Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять Подробнее