Мама месяца: интервью с Милой Левчук

автор Виктория Демешина
8 min read

Мила Левчук, автор одних из самых популярных курсов о женском достоинстве. Спросили её о ее теории “нолики, минусы и плюсы”, финансовой модели семьи и критике.

Мама месяца: интервью с Милой Левчук
Беседовала Анастасия Загорская

Для меня главное – чтобы люди понимали принцип, что женщина, которая берет на себя все: она и прекрасная любовница, и умница, развеселая красавица, и мама, и на полную ставку работница, содержатель семьи, а еще и хозяйка отличная, выгорит примерно через пару месяцев. Останется только пашущая, злая женщина. 

В рамках своей теории Мила делит женщин на 3 типа:

1. Нолики – дамы с низкой самооценкой, не любящие себя, позволяющие на себе ездить. Они портят мужчин тем, что игнорируют нарушение своих границ, ничего не просят, и спустя годы их мужья – избалованные эгоисты или тираны.

2. Минусы – женщины “Я сама”. Они пашут, считают, что если не они, то никто. Никому не дают самостоятельности, любительницы покомандовать, унизить, всем что-то доказать. Они думают, что их будут ценить за то, какие они молодцы, но по факту мужчины расслабляются и перестают быть Мужчинами. Их мужские качества не используются, атрофируются, и в итоге такие мужья садятся на шею, спиваются, уходят в другую реальность – игрушки, телевизор и пр.

3. Плюсы – женщины, которые вдохновляют и позволяют мужчине быть сильным. Они не лезут со своим “Я сама”. Им открывают двери и банки, они носят платья, любят и ценят себя, знают свои границы и умеют их отстаивать. Плюсы – это про любовь к себе, здоровый эгоизм и служение мужчине в качестве музы и непоколебимой опоры.

Мама месяца: интервью с Милой Левчук

Мила, вы пишите, что нелюбимая работа ради денег, плохой сон и отсутствие заботы о себе делают женщин злыми и раздражительными. И чтобы в семье были мир, гармония, и пахло пирогами – женщина должна заниматься любимым делом. А финансовое обеспечение семьи – на плечах мужа. Давайте еще раз пройдемся по семейным обязанностям.
Муж – добытчик и отец. Он не моет посуду, не убирает дома, не готовит. Но сидит с ребенком, заботится о маме и обеспечивает семью.
Жена – хранительница очага: создает уют, чистоту, вкусноту и занимается любимым делом, которое дает ей энергию.
Все верно?

В вашем вопросе много «Домостроя», то есть каких-то незыблемых правил, при условии соблюдения которых, семья будет функционировать как механизм. Но семьи так не работают.

Ну, скажем, для мужчины любимая работа – это какой-нибудь фриланс по удаленке. Он довольно оплачиваемый и не особо стрессовый: мужчина находится постоянно дома, не ходит ни в какой офис, не толкается в пробках, и, в связи с этим, его совершенно не напряжет взять на себя мытье посуды, уборку за котом или что-нибудь еще, что, казалось бы, является женским делом. В то время как у женщины ее любимая работа может отнимать немало времени. 

Главное, чтобы люди, которые договариваются об этом партнерском взаимодействии в рамках семьи, были оба довольны. Базово, женщина – за отношения, за заботу, за любовь, за уют. Но если уют в доме наводит клининговая компания, то женщина не становится в позорный угол, и на нее не показывают пальцем.

Базово, мужчина – о защите, об обеспечении семьи. А то, что касается их обоих – это их отношения, их дети, их досуг. Все это должно быть в каких-то равных долях. То есть никто не должен быть притеснен и обижен.

Я против того, чтобы существовали какие-либо догмы, под которые человек бы себя подгонял. Для меня главное – чтобы люди понимали принцип, что женщина, которая берет на себя все: она и прекрасная любовница, и умница, развеселая красавица, и мама, и на полную ставку работница, содержатель семьи, а еще и хозяйка отличная, выгорит примерно через пару месяцев. Тогда ни у кого не останется ни доброй прекрасной мамы, ни любовницы, ни красавицы. Останется только пашущая, злая женщина. Поэтому, нужно обсуждать с мужчиной условия, на которых женщина может жить, а не выживать. Очень нереалистичные требования и к себе, и к своей второй половинке вредят всей семье в целом.

Напасть на меня гораздо легче, сию минуту выгоднее для девушки, чем в действительности взяться и разгрести всю ту ситуацию, в которой она оказалась. 

У меня стойкое ощущение, что больше всего негатива в комментариях к вашим постам именно на тему финансовой модели семьи. Почему, на ваш взгляд, девушки так отчаянно отстаивают свою позицию “я вкладываю в семейный бюджет 50%, и это нормально”, ведь она выгоднее-то не им, а мужчинам. Когда мужчины возмущаются – оно понятно, но женщины… Отчего это происходит?

Нужно понимать условия нашего женского воспитания и условия, окружающие нас в формате контекста, в котором мы живем. Очень много обесценивания, очень много женоненавистнических убеждений у людей, и это все считается нормой. То есть нормально сказать девушке: «А что ты мне дашь, кроме женского места? Зачем ты мне нужна, если ты не приносишь денег?» Это объективизация человека, превращение его в какие-то функции, какого-то сотрудника в семье. Но ведь много вещей, которые невозможно посчитать как деньги. Например: заботу, любовь, атмосферу, принятие, вдохновение.

А сколько обесцениваний в сфере материнства: «В поле рожали, родит каждая, нечего героизмом это называть», и так далее. Хотя большинство из тех, кто так высказывается, не являются матерями и не понимают, о чем говорят. Из-за того, что женщины настолько тотально запуганы тем, что их осудят, они строят отношения с мужчиной и начинают разговор именно так: «Я не какая-нибудь меркантильная, я сама могу о себе позаботиться, а если надо, то и о тебе. Подставлю плечо, сделаю все 50/50, смотри, какая я молодец, хвали меня».

Он хватается за это предложение, говорит: «О, мне подходит, с меня снимается 50% ответственности за семью, я могу потребовать побольше». И, в связи с этим, мужчины ведут себя расслабленно, наглеют в некотором роде. А женщины, имея семью вот с таким укладом, понимают, что, если сейчас сделать то, что Мила говорит, то есть прийти к своему мужу и сказать: «А давай я больше не буду деньги вносить в семейный бюджет, мне тяжело, я хочу себе на помаду», то будет скандал. Будет очередное обесценивание, будет куча осуждений, криков, оскорблений, возможно, обид и чего-то там еще. То есть она вытерпит огромный стресс.

Защищаясь от этого стресса, она защищается не от самой ситуации, а от меня. Потому что от меня защититься, грубо говоря, бесплатно. Это не с мужем воевать, это сказать: «Мила, вы ничего не понимаете, вы несовременная, вы такая-сякая, учите содержанок». Напасть на меня гораздо легче, сию минуту выгоднее для девушки, чем в действительности взяться и разгрести всю ту ситуацию, в которой она оказалась. Чтобы не страдать по этому поводу, она должна эту ситуацию воспринимать как правильную, а то, что я говорю – как неправильную. Собственно, это мы переломим только тогда, когда девушки поймут, что такое обесценивание, и поймут, что это неправильно, что это насилие в их отношениях. И перестанут поддерживать мужчину в своих убеждениях в том, что они заслуживают такого к себе отношения.

Мама месяца: интервью с Милой Левчук
Мила Левчук с семьей

Девушка важна, ценна сама по себе. Не рядом с мужчиной, не в отношениях, не от того, как она их выстроила, не в результате своих карьерных достижений, а как личность, как набор ее качеств, ценностей, мыслей, планов, идей.

Мила, вы писали, что женщина-плюс не может быть начальником. Но если любимое дело жены – руководство отделом рекламы, или она проектирует самолеты и ей это в кайф. То есть работа по-настоящему любимая и руководящая. Можно оставаться плюсом в такой ситуации?

Она может быть начальником, но она не должна воспринимать карьерный рост, власть, как самоцель, как то, что сделает ее значимой. Я вообще сейчас стремлюсь к тому, чтобы донести до женщин, что девушка важна, ценна сама по себе. Не рядом с мужчиной, не в отношениях, не от того, как она их выстроила, не в результате своих карьерных достижений, а как личность, как набор ее качеств, ценностей, мыслей, планов, идей. От того, как она общается, насколько комфортно людям рядом с ней находиться, от того, какая она в принципе.

И вот этой ценности у нас, как правило, нет. Вот как обычно бывает. Общество предлагает реализоваться: либо ты в семье счастлива – ты жена и мама, либо ты в карьере молодец, либо – там и там. Женщины очень часто, чтобы получить свою ценность, если не могут реализоваться, например, в семье, начинают топить куда-то в карьерную сторону. И получается как в «Москва слезам не верит»: в то время, пока всего пытаешься достичь, никто не говорит о том, что больше всего завыть хочется от одиночества и от выгорания. Вот я против этого.

А девушки, которые свое призвание нашли в таких профессиях, где нужно руководить людьми, должны это делать тоже очень правильно и очень грамотно. У меня есть, например, выпускница одного из первых курсов, которая руководит стройкой. То есть десятком мужчин, каждый из которых считает себя умнее, лучше ее. Она рассказала, как занималась руководством до курса, и как стала делать это после. До курса она ругалась, угрожала, пыталась доминировать, показать, что она не хуже и даже лучше них, пыталась стать мужским лидером. И процветала прокрастинация, ее постоянно подводили, происходили конфликты, срывы сроков.

Получалось так, что нужно было конфликтовать еще больше, еще сильнее, чтобы в принципе чего-то от мужчин добиться. После курса она сказала: «Я просто попробовала сделать по-другому». Она пришла и начала говорить в формате: «Дорогие мужчины, вы просто великолепные специалисты, нам очень нужна ваша помощь, просто без вас я не справлюсь, не подводите, родненькие, я очень на вас надеюсь, иначе мне по голове надают», или: «Мне очень хочется сделать супер классно, я знаю, что кроме вас это не может сделать никто. Вы лучшие в своем деле. Завтра нужно сдать».И мужчины там на ночь остаются, и стараются на совесть, и их не надо даже перепроверять. Когда они могут подвести человека, который к ним так хорошо относится, они сами начинают себя контролировать. Поэтому она приходит на объект в розовом костюме, может говорить с ними ласково, ни разу не повысит голос, и у нее все просто отлично! Понимаете, она делает гораздо лучше, чем ее предшественник мужчина. 

Поэтому девушка-плюс – это девушка в первую очередь. И, если она на руководящей должности, и она выстраивает гармоничные, здоровые, основанные на уважении и доверии к профессионализму своих подчиненных, отношения – они начинают стараться на совесть.

Читайте также:  Мама 4-летней модели Виолы Антоновой о том, как и зачем работает детский модельный бизнес

Вы пишите, что все самые крупные покупки, да и вообще все основные траты, должны быть за счет зарплаты мужа. Он покупает все самое необходимое, жена тратит свои деньги на личные нужны и излишества. То есть первые сапоги на сезон покупает муж, если жене хочется еще трое – это уже за ее счет. А как быть с отпуском? Один раз в год – деньги мужа, а второй – уже жена?

Ну не стоит так буквально подходить к этому вопросу, потому что отпуск – это, в принципе, такая история, когда сумма может запросто оказаться только у мужчины, потому что любимое дело его жены приносит ей какие-то грошики. 

Нельзя эту тему позиционировать так, что если мы один раз съездили, то теперь твоя очередь. Начнется торговля, начнется перекидывание и так далее. Если семья может себе позволить второй раз отдохнуть, то пусть она едет и отдыхает. 
Я считаю, что такого рода покупки должны происходить за счет мужчины. Либо второй-третий раз может быть в складчину, если для девушки это не является обязанностью, ей не выкатили счет, ей не придется все свои заработки теперь отдать, ей не сказали: «Ну-ка, давай, твоя очередь, ты должна». Потому что мы понимаем, что если девушка не озабочена конкретным заработком, то она несколько иначе ведет свои дела, нежели когда ее цель – заработать, всех прокормить. 

В принципе, тут должен быть равноценный вклад: мужчина это все оплачивает, а женщина, например, организовывает. Чтобы у них была классная программа, чтобы они знали, где могут поесть, чтобы был план на день: на какой пляж выехать, где мы будем ужинать и так далее, чтобы всем было комфортно. Это же тоже труд, и это тоже вклад, почему его нужно обесценивать? Не только деньгами это все делается. 

Мама месяца: интервью с Милой Левчук
Мила с дочерью

А что, я действительно могу не делать то, что я ненавижу и то, что мне тяжело?

У вас есть онлайн-курс, на котором вы учите, как обрести женское достоинство. В рамках этого курса вы рассказывали свою знаменитую историю про стиральную машинку – когда в семье, где трое сыновей, у мамы сломалась стиральная машина. И она несколько месяцев стирала руками, так как муж сказал – ты виновата, ты сломала машинку, вот теперь и стирай сама. И она стирала. Очевидно, что это жесткий нолик. И вот как поступать в таких запущенных случаях – сколько времени требуется на то, чтобы перестроить себя и приобрести это самое женское достоинство? Месяц усиленных упражнений, два, три?

Сильно зависит от того, как сама девушка относится к этой ситуации. Потому что в описанном примере про стиральную машинку девушка находилась или находится до сих пор (утратила, к сожалению, с ней связь, не знаю, чем дело кончилось) в отношениях с абьюзером. 

Это человек, который применял в ее отношении бытовое насилие, иначе это не называется. Соответственно, в связи с этим, у нее могут произойти разного рода психические травмы, и эти травмы могут довести ее до различной степени тяжести депрессий, психозов, даже какой-то психосоматической болезни. В зависимости от степени запущенности; от целеустремленности девушки; от ее понимания, что она хочет получить, скажем, от курса, на котором она учится; от ее оптимизма и от того, насколько она добросовестно выполняет задания, которые я даю, у каждого свой срок “приобретения женского достоинства”. 

У девушки, которая вырвется в итоге с тремя детьми от этого тирана и начнет расправлять плечи, на реабилитацию уходит, обычно, от одного года. Так как недостаточно объяснить, почему нельзя с тобой так обращаться. Нужно еще пережить, реабилитироваться от полученного насилия, нужно прийти в себя, вспомнить, какая я, чего я хочу, утвердиться в собственной личности. Прожить все это горе, не дать ему вернуться, не дать ему дальше себя разрушать. Ведь есть дети, а это связь с этим человеком. 
То есть там все достаточно сложно, и курс, конечно же, помогает ускорить процесс выздоровления, так сказать. Он вносит в мир девушки, которая жила так и считала, что это нормально, новые понятия. Например, такие понятия, как чувство собственного достоинства, как собственные границы, как то, что она может и имеет право отдыхать. Нельзя ее эксплуатировать, нельзя ее обесценивать, нельзя наказывать и подвергать бытовому насилию. 

То есть для нее это все – новость. Она будет сидеть на курсе и говорить: «А что, так можно было? А что, я действительно могу не делать то, что я ненавижу и то, что мне тяжело?» Они так рассуждают, и поэтому конкретно мое обучение вносит те данные, которые нужны личности для того, чтобы начать выздоравливать, для того, чтобы перестать действовать вразрез со своими интересами и загонять себя в какие-то ужасные условия. Но будет ли девушка это делать, зависит только от нее. И насколько глубока та яма, которую она сама себе вырыла, также носит индивидуальный характер.

Вы сталкиваетесь с огромным количеством историй. Сильных, иногда страшных. У врачей, миллионеров, соцработников через какое-то время наступает момент, когда чувство жалости уходит – это защитное свойство психики, иначе никак. Вот как у вас с этим? Вы до сих пор проживаете ситуацию каждой из участниц курса, или уже появился своеобразный защитный налет?

У меня, на самом деле, столкновение с историями девочек обычно происходит в тот момент, когда они пишут свои истории “было-стало”. То есть они рассказывают о том, какой ужас они пережили, что им пришлось испытать в тот момент. Они говорят об этом, когда уже есть какая-то работа, которая призывает к чему-то лучшему, после того, как на них повлиял курс. Поэтому они сами мне дают определенную амортизацию этого вот сопереживания, потому что я очень эмпатичный человек, и одно время я даже плакала, очень переживала, иногда погружалась в какую-то депрессию. 

Однажды я поняла, что начинаю писать несколько статей подряд о том, как мужчинам нельзя делать, какие вот они бывают плохие, и что доверять им опасно – нужно 10 раз проверить и так далее. Я поняла, что у меня определенным образом начинает смещаться угол зрения на тотальную защиту женщин, и это вызывает у некоторых из них параноидальный страх: если нас так настойчиво защищают, значит есть от кого, кругом враги. 

И вот в этот момент я поняла, что надо переключаться, надо переставать так реагировать и не пытаться защитить всех женщин. Ведь очень многие женщины пришли не за тем, чтобы их спасли, а затем, чтобы им помогли сделать их жизнь лучше. Тогда я пошла на психотерапию, она продолжается уже второй год. Я после этого стала гораздо спокойнее сама по себе, в плане реакции на человеческие истории, перестала применять их на себя. И ко всяким негативным мнениям в свой адрес тоже стала гораздо равнодушнее. 

На меня налетела огромная толпа женщин, которые, к сожалению, привыкли думать, что отсутствие денег – это нормальное оправдание, и что их любят, даже когда забывают о них в праздники.

Мама месяца: интервью с Милой Левчук

Как уловить эту грань: где женское достоинство и высокая самооценка, а где уже высокомерие и потребительское отношение к мужчине?

Всегда должен быть баланс. Потому что когда мы говорим о том, что на одном конце палки – молчание и полное игнорирование своих интересов, а на другой – требование и выбивание себе того, что я хочу, любой ценой, то всегда нужно понимать середину. 
Вот у меня есть такие понятия, они не только у меня: умонастроение страсти, умонастроение невежества, умонастроение благости. 

Умонастроение невежества – это когда: “Ничего не буду делать, кругом все идиоты, я молодец, думать нужно своей головой”. Откуда в голове появляются эти мысли и информация для новых выводов – вопрос десятый. То есть человек, который защищается от любых перемен и знаний, находится в позиции инертной. 

А умонастроение страсти – это когда без разбору все хватаете и применяете в какой-то гиперболизированной мере. Когда начинается предъявление мужчине претензий, конфликты, какая-то требовательность, собственно, появляется корона на голове. 

Умонастроение благости – это когда человек понимает, чего он хочет добиться на самом деле. А хочет он разрешить конфликт, а не показать, например, что я права. Мы начинаем исходить из общих интересов и применять знания не бездумно, по шаблону, а учитывая свою собственную ситуацию. Мы учимся думать и принимать последствия адекватно. 
Я всегда рассказываю об этих трех умонастроениях, и девчонки уже достаточно хорошо в них ориентируются после лекций. В принципе, я думаю, что уберечься от несоблюдения вышеупомянутых граней невозможно. Все равно кто-то начнет эту палку перегибать, но те, кто захотят быть в умонастроении благости – они будут. 

Читайте также:  Анна (AnnaMama) Левадная о гомеопатии, прививках и родительских ошибках в лечении детей

Вы – один из самых ярких блогеров в инстаграм, у которого целая армия преданных поклонников и орда хейтеров. Когда вы перестали реагировать на негатив в комментариях?

Вы знаете, я помню те моменты, когда впервые появились спорные статьи. Первая из них была где-то через три месяца после начала блога. 

Я написала о том, что девушка вообще-то имеет право получать подарки в праздники, потому что важно внимание. И многие не получают этого внимания, потому что мужчина отказывает в нем женщине, мотивируя это тем, что он что-то не успел, забыл или у него денег нет. Но внимание – это же не то, что ей айфон принесли, а то, что о ней подумали, и даже элементарно написали ей стихи, выложили под окном сердце чем-нибудь, например, своими друзьями по сугробам. Когда человек думает о том, как сделать девушке приятно, и это не упирается в деньги. 

Тогда это был первый раз, когда на меня налетела огромная толпа женщин, которые, к сожалению, привыкли думать, что отсутствие денег – это нормальное оправдание, и что их любят, даже когда забывают о них в праздники. Ведь это всего несколько раз в году. И моя статья вызвала у них боль – они очень агрессивно отреагировали. 

С тех пор появляется очень много таких тем, в которых люди цепляются за слова. Они начинают делать выводы обо мне, агрессируют и тем самым защищаются от информации. Это происходит из-за того, что они обесценены и в своей ситуации просто не знают, что делать, да и не хотят ничего делать. Они боятся. 

И в какой-то момент, когда я вижу, что поднимается некая волна ярости, я первые десятки комментариев пытаюсь объяснить, что люди неправильно понимают. Пытаюсь как-то амортизировать, пояснить свою позицию. Но потом я понимаю, что это превышает емкость, так сказать, моей нервной системы, и я перестаю читать.

И вот этот негатив накапливается – они там между собой разговаривают, разговаривают. У меня уже очень много девчонок, которые правильно все понимают, которые в системе видят вот эту историю, и они сами начинают рассказывать, объяснять, доброжелательно пояснять девушкам, почему ей самой будет приятно получить подарок на новый год или день рождения. 

И уже за те годы, которые я веду блог, статья о подарках не вызывает никакого негатива. Все отлично понимают, все уже «смирились», грубо говоря, с тем, что если их любят, то они имеют право рассчитывать на внимание по праздникам. И никто теперь уже не ненавидит цветы, не пытается откреститься от замужества, и не настаивает на том, что хочет пахать день и ночь, и в этом ее счастье. Люди начинают включаться, они начинают понимать что к чему, отходить от этого вот состояния напряжения, и, в принципе, я вижу очень большой прогресс. И он меня радует. Поэтому, когда я замечаю какой-то негатив, я себе говорю: «И это пройдет. Мы с этим справимся, однажды они поймут». И как-то успокаиваюсь на эту тему. 

Мама месяца: интервью с Милой Левчук

А в каких случаях вы удаляете комментарии? Например, если человеку не понравился курс, и он пишет об этом – удаляете?

Смотрите, для меня эта история, которую вы описали – нонсенс. Потому что у меня, если на первой неделе человеку не понравился курс, то он не понравится ему в принципе. Потому что форма подачи, насыщенность материала, интерфейс, взаимодействие с командой, со своим кругом подруг – это все на протяжении курса сохраняется. То есть там меняется контент, само наполнение, но если человек меня читает в инстаграме, то он примерно понимает, что получит. И достаточно полностью посмотреть пару моих бесплатных вебинаров, чтобы убедиться в том, подходит мой формат обучения или нет. Потому что я на бесплатном контенте не экономлю, у меня бесплатные вебинары по 2,5 часа, люди по 7 страниц исписывают, то есть это не вода с водой. И когда они приходят на курс, они, грубо говоря, подготовленные, у них есть первая неделя, в которую они могут вернуть свои деньги в полном объеме. 

Соответственно, принимая решение не просить вернуть деньги после первой недели, как правило, каждая из них отдает себе отчет, что период недовольства прошел. Теперь я должна получить максимум пользы от этого курса, и от меня зависит, насколько у меня это получится. 

Была у меня пара не негативных, а конструктивно-критикующих отзывов, которые говорили о том, что: «Я психолог с высшим образованием, для меня нового было процентов на 30». Ну, собственно, а чего она ждала. Это нормально, когда ты, профессиональный психолог, находишь мало нового в моем курсе. Поэтому ни разу не доводилось такие комментарии удалять, чтобы кому-то не понравилось, потому что делаю я действительно на совесть и вкладываю душу. Каждая, кто проходил мои курсы, говорит, что это стоит дороже, чем за них просят. 

А удаляю я комментарии, когда приходят такие люди: «Я курс не проходила, но это развод для лохов». Вот такие комментарии я удаляю, потому что «не читала, но осуждаю» называется. Это люди, у которых определенное умонастроение, у которых есть конкретная цель разрушить мое дело, помешать мне, как-то сделать мне больно и плохо. Я их вычисляю уже по нескольким словам, и, собственно, мы с ними прощаемся. Потому что в действительности это большое удовольствие, когда человек вложил какие-то эмоции, ярость свою, писал комментарий несколько минут, а ты за 4 секунды, даже не читая, его удалила, потому что в первых строках увидела, что человек переходит на личности и говорит о том, о чем он не знает. И никогда я не пряталась от людей, которые говорят о том, что что-то их не устраивает. У них есть способы сказать об этом прямо во время курса. И как-то мне удается сделать так, чтобы все их претензии не превращались в некий «крик в пустыне». 

Не бывало так, что письма пропадали, и мои сотрудницы долго не отвечали. Девчонки пишут в комментариях, я тут же сбрасываю их в чат моим сотрудницам, они немедленно связываются с этой девушкой и в частном порядке решают вопрос. Никогда я не удаляла такие комментарии. 

Однажды в период педагогической практики я столкнулась с очень необычной девочкой Ксюшей семи лет: она очень плохо бегала, плохо пела, плохо танцевала, НО была абсолютно уверена в том, что она лучшая бегунья, певица и танцор. Когда задавали вопрос кто хорошо бегает/танцует и пр., она громко и уверенно отвечала: “Я!”
Вы много пишете о недопустимости критики в адрес детей. Что критика в духе: “Ты сутулишься, или тебе не идет это платье”, – вредна. Полезно не обозначать проблему, а предлагать решение.
Не случится ли так, что если не будет совсем никакой критики, ребенок станет такой вот Ксюшей, над которой все посмеиваются из-за неадекватной самооценки.
Или подобная самооценка ничего плохого в таком возрасте не несет?

Вы знаете, я думаю, что в таком возрасте – это ничего плохого. По одной простой причине: у девочки так или иначе произойдет столкновение с реальностью. И очень трудно говорить, что ты бегаешь лучше всех, если не прибегаешь первая и даже десятая. В какой-то момент она поймет, что она хорошо делает что-то конкретное, что ей удается. У нее будет база ее высокой самооценки, чтобы на этом сосредоточиться. 
Главное, чтобы ее родители не берегли ее от негативных эмоций. Вот это действительно вредно. Когда человек в себе уверен, он живет лучше, чувствует себя лучше, у него успехи выше. 

Грубо говоря, эта девочка 7-ми лет к 10-ому классу действительно рискует стать самой лучшей бегуньей, танцовщицей и певицей. Потому что она будет это делать с большим удовольствием, думая, что ей все удается. И она будет вкладывать во все это столько сил и энергии, что своим трудом заработает себе это первое место. Другой вопрос, когда родители, чтобы ребеночек не расстраивался, например, покупают ему олимпиады, победы, медали и так далее. Вот это действительно очень вредно. С моей точки зрения, неадекватная самооценка – это когда человек не умеет сталкиваться с проигрышем, когда он не умеет реагировать на неудачи, это его разбивает. А когда человек в себе уверен и чувствует себя хорошим, классным, лучшим, это начинает передаваться всем.

Я могу рассказать вам два других примера. У себя в комментариях я однажды задала вопрос: мне все время хочется хвалить свою дочку, любить, целовать, и говорить ей, какая она классная. Я спросила у девчонок: «А есть такие, кого в детстве не критиковали, кого любили, хвалили, вот так вот на ручках носили. Вы как сейчас себя чувствуете, какими выросли?»

Была такая девочка, она написала: «Вы знаете, у моего папы есть один ритуал – он меня подзывает и говорит: «Иди сюда, секрет скажу». Берет и на ушко начинает шептать: «Ты самая красивая девочка Волгограда и Волгоградской области»». 

Это настолько мило, господи, я чуть не разрыдалась. И она говорит: «Поначалу мне это так нравилось, это был наш с папой секрет. Я чувствовала себя самой красивой. В переходном возрасте меня это раздражало, я не подходила, я ругалась, я отказывалась. Но в какой-то момент, после 20-ти, мне так захотелось услышать: «Ты самая красивая девочка Волгограда и Волгоградской области», я обожаю своего папу, и я выросла здоровым счастливым человеком». 

Так что нет совершенно никакого вреда в том, что какая-то девочка считает себя «самой красивой девочкой Волгограда и Волгоградской области», потому что ее любит папа. Если у нее есть периоды фрустрации, если она научилась принимать поражения, и знает, что она хороша не во всем, но она хороша – это прекрасно. 

А второй пример, это девочка, в которую перевлюблялись все одноклассники сына одной моей знакомой. Она говорит: «Я не знаю, что происходит, ничего выдающегося в ней нет, то есть в ее классе есть гораздо более красивые девочки. Но она чувствует себя такой красивой, она так себя подает, так себя ведет, просто потому, что папа с мамой к ней вот так относятся, и всем это невольно передается. И вот мой сын тоже вслед за всеми в нее влюбился». Вот, пожалуйста, вам примеры из реальной жизни. 

Поэтому часто мы оцениваем таких людей, как Ксюша 7-ми лет, со стороны объективного наблюдателя, который оценивает ее со своей колокольни. Но, поверьте мне, Ксюше жить с такой оценкой себя гораздо класснее, чем какой-нибудь Маше 7-ми лет, которая считает, что она глупая, толстая и ни на что не способна, и старается вообще не принимать участие ни в каких конкурсах, чтобы не проиграть. Вот так, Ксюшей классно быть. 

Это большое удовольствие, когда человек вложил какие-то эмоции, ярость свою, писал комментарий несколько минут, а ты за 4 секунды, даже не читая, его удалила, потому что в первых строках увидела, что человек переходит на личности и говорит о том, о чем он не знает.

Мама месяца: интервью с Милой Левчук

Насколько я поняла из ваших текстов, вы – интроверт. Как это уживается с публичностью, которую накладывает блогерство.

Я интроверт в том смысле, что мне довольно сложно выступать на публике, но у меня прекрасно работает выступление на камеру. Есть люди, которые боятся камеры, я – наоборот: чувствую перед ней себя хорошо. А вот перед толпой мне хочется закрыться. 
Мне тяжело в общении с незнакомыми людьми. Я такой человек, которому нужно уединение, какая-то своя атмосфера, нужно свое пространство, в котором я чувствую себя комфортно, расслабленно. 

А вот то, что я делаю, это своего рода профессия. Я как учитель: прихожу и начинаю рассказывать урок перед классом. Для меня мой инстаграм – мой класс, в котором я рассказываю. Вот сейчас я выхожу из зоны комфорта, получаю довольно интересный фидбэк. То есть я рассказываю о своей жизни, некий душевный стриптиз произвожу и вижу очень большой отклик. В некотором роде, моя интроверсия отходит именно в формате блога. То есть она такая селективная, будем говорить. В интернете, перед камерой, я чувствую себя комфортно. 

Читайте также:  Эксклюзив от детского популяризатора науки Александра Толмачева о семье, детях и воспитании

Как вы сейчас справляетесь с ведением курса? Ведь он обрел серьезную популярность. Следовательно, объем работ стал больше. И к роли творца, создателя контента, добавилось еще много других обязанностей. 

Вести мне его сложнее не стало, потому что у меня есть моя команда. Сейчас курс находится в состоянии настроенности и полной автономной работы. То есть там нет каких-то кризисов, нет каких-то серьезных перемен, чего-то, что нужно сделать или решить. Он уже давно работает как часы. Единственное, стало немного больше ответственности, более серьезное погружение в дела курса. Но у меня замечательная команда, просто фантастическая, мне как-то нереально повезло с моей первой сотрудницей, которая сейчас является исполнительным директором. И она очень здорово приняла дела и помогает мне. Я просто молиться на нее готова. 

Когда мы обсуждали с вашим менеджером съемку, она сказала, что вы далеко не самый большой любитель пофотографироваться. С чем это связано?

Ой, вы знаете, я была замечательный «любитель пофотографироваться» так же, как все: накраситься, попозировать в красивом платье. Но когда это начало происходить по 2-3 раза в месяц, это просто стало работой. А я не очень люблю нечто принужденное – когда нужно прийти и позировать перед камерой. Потому что я не модель, опять же, интроверт, и для меня тяжело выступать, как-то что-то изображать. И, наверное, какая-то демонстративность и рутина, в которую превратились съемки, она не вызывает во мне ажиотажа. Не то чтобы я ненавижу, но просто без фанатизма. Без радости к этому отношусь. Нет такого, чтобы: «Ура! 15-я съемка за полгода, какое счастье!» 

Вы на свои личные деньги, заработанные на рекламе в блоге, сделали ремонт в Санкт-Петербургском роддоме, в который вас привезли на экстренное кесарево. Конечно, это поступок по-настоящему достойный уважения. Какой вы для себя вынесли сухой остаток после этой истории? Возникло ли желание продолжить нечто подобное?

Вы знаете, я не планировала из этого участия получать какой-то профит, потому что в тот момент, когда я была в реанимации и приобретала тот опыт, моей главной целью было то, чтобы он на мне и остановился.

Чтобы девочки, которые после меня в эту реанимацию попадут, получили другой опыт при реабилитации после родов. 
И для меня это главная цель и задача. Однажды ко мне в аэропорту подбежала девочка, у нее на руках был малышочек новорожденный, и сказала, что 3 месяца назад она рожала и попала в ту самую реанимацию, которую я отремонтировала. Она поблагодарила меня за то, что благодаря мне не побывала в «сайлент хилле». Для меня это было лучшей наградой. 

Было желание продолжить нечто подобное. Я отремонтировала комнату для сцеживания в детской больнице, где мамочки выхаживают своих недоношенных малышей. Там были довольно бесчеловечные условия, очень тяжелые, при том, что приходилось находиться там месяцами. Эти мамы приезжали из дома, чтобы сцедить молочко и накормить своих детей. Я постаралась сделать для них более комфортные условия, и мне было это приятно просто само по себе. Вскоре планирую и дальше реализовываться в благотворительности.

Что вы пожелаете девушкам, которые внезапно осознали, что их муж очень изменился с момента свадьбы  – меньше заботы, подарков, внимания. Больше претензий и непонимания. С рождением детей это бывает очень часто. Есть какой-то алгоритм реанимации?

Если такие девушки посмотрят на себя в этот момент, они обратят внимание на то, что их поведение тоже сильно изменилось. И то, какой она была в момент знакомства и момент старта отношений, и какой она стала сейчас – это два разных человека. Исходя из этого, мужчина себя тоже ведет несколько иначе, чем было вначале. Поэтому мы не можем управлять другим человеком, мы не можем взять своего мужа и сказать: «Так, с сегодняшнего дня все будет по другому. Ты должен, друг мой, поменяться, иначе я отсюда уйду». Вот это вообще нездоровый подход. Потому что мы не можем ничего сделать с другим человеком. Мы можем повлиять только на одно слагаемое этого уравнения: я+муж = разочарование, – на себя. 

Очень часто женщины находятся в иллюзии, что можно как-то сказать, как-то донести, как-то объяснить, проманипулировать, чтобы мужчина стал нормальным. При этом они делают все, чтобы он был ненормальным. А на курсы они приходят и выясняют, что его обратная реакция – ответная. То, как он реагирует на свою жену, в большинстве случаев заложено в том, как она себя поставила, как она ведет с ним коммуникацию, как она просит, как говорит о своих нуждах и выстраивает конфликты. Она понимает, что по-другому мужчина отреагировать и не мог. И попытка менять, не меняя причину, очень недальновидна и бесполезна. 

Девушкам нужно меняться самим, менять отношение к самой себе, и тогда мужчина, как следствие, также начинает меняться, и его отношение к своей жене и поведение становятся другими. Либо он отпадает как лишний человек в отношениях.
Открою вам тайну, многие отношения не надо спасать, их даже начинать не надо было. Но мы настолько невежественны в психологии отношений, что мы не знаем об этом, и заводим такие отношения, которые приводят нас к очень плачевным результатам. Вытягивать их ценой очень многих лет без перспективы на выздоровление – это слишком большие жертвы, и многие девчонки после курса нашли новую любовь и счастливы именно там. 

Неправильно думать, что нужно изменить мужчину, чтобы поменяться самой. Мир меняется изнутри себя, изнутри – наружу, вот так вот мы и действуем. 

Неадекватная самооценка – это когда человек не умеет сталкиваться с проигрышем.

Говорят, невозможно быть матерью в теории. Но я читала вас еще до того как появилась Тамила (дочка Милы – прим. ред) , и уже тогда вы очень бережно, с пониманием, говорили о тех проблемах, с которыми сталкиваются мамы. И все-таки, случилась какая-то переоценка после родов? Есть ли вопросы, по которым ваше мнение поменялось? 

Есть. Могу сказать, что сильно поменялось мнение относительно того, что мама может себе позволить, а чего не может. Я поняла причины раздражительности мам в интернете. Поняла, какое на них огромное давление оказывается; сколько людей дает им советы о том, как им быть хорошей мамой; как много людей их осуждает. Вот это для меня было новостью, потому что со стороны этого не видно. Насколько они затретированы и осуждены. 

Изменилось мое отношение к мамочкам. У меня стало к ним больше тепла, сочувствия и какого-то сопереживания. Соответственно, переоценка. Поначалу мне хотелось, как многим женщинам, быть идеальной мамой. И было очень сложно прийти к осознанию, что идеал – это недостижимая история, которая приводит только к неврозу. А невроз автоматически делает тебя самой неидеальной матерью, которая только может быть. Самая лучшая мама – это спокойная, счастливая, отдохнувшая. И та, которая не старается выложиться как солдат на полную мощность в марш броске со своим ребенком, пытаясь ему весь мир заменить. Мама, которая отдает ребенку главное – любовь и принятие. 
Вот к этому я пришла. Научилась себя хвалить, научилась отдыхать, научилась себя прощать. Это самые важные навыки материнства, которые только могут быть. 

Мама месяца: интервью с Милой Левчук

Ваш личный топ-3 книг по психологии семейных отношений (ну за исключением книги вашего авторства) 🙂

– «Пять языков любви» (Г. Чепмен)
– «Радикальное прощение» (Коллин Типинг)
– «Материнская любовь» (Анатолий Некрасов)

Спасибо, Мила!

0

Похожие статьи

Этот веб-сайт использует файлы cookie для более комфортной работы пользователя. Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять Подробнее

Adblock
detector