Акушерство промокод

Интервью с исполнительным директором Благотворительного фонда «ЖИВИ» Еленой Дубиковой

автор Виктория Савельева
Опубликовано: Последнее обновление

«Почему же мы проявляем эмпатию, неравнодушие и стремление помочь, когда видим большую боль, но закрываем глаза на боль, которая рядом с нами каждый день?», — пишет в своём блоге Елена Дубикова, исполнительный директор фонда «ЖИВИ». 

Александра Марак
Автор: Александра Марак

При возникновении онкологического заболевания у ребёнка родители ведут себя по-разному: кто-то собирается и не даёт воли эмоциям, кто-то отчаивается, кто-то теряется, а кто-то даже стесняется просить о помощи — моральной, информационной, материальной, запираясь в самом себе.

Редакция LibertyMag решила с помощью интервью показать, что фонды и их сотрудники — это те, кто готов прийти на помощь по первому зову, от ного можно получить быструю поддержку, в том числе информационную. Мы поговорили с Еленой о фонде, его проектах и о команде благотворительной организации. 

Интервью с исполнительным директором Благотворительного фонда «ЖИВИ» Еленой Дубиковой
Елена Дубикова

«Мы говорим — ЖИВИ!»

Фонд «ЖИВИ» в прошлом году отпраздновал важную дату — десятилетний юбилей. И, пожалуй, это одна из самых известных благотворительных организаций.

Всё началось с инициативы двух друзей в Новосибирске, но в 2013 году она переросла в масштабный благотворительный проект.

«Детский рак излечим. Мы делаем всё возможное, чтобы чья-то жизнь не останавливалась», — первые слова, которые мы видим на сайте фонда. Название краткое и ёмкое, многозначное и такое простое одновременно — «ЖИВИ».

Интервью с исполнительным директором Благотворительного фонда «ЖИВИ» Еленой Дубиковой

Елена, в чём главная особенность вашей благотворительной организации?

Мы работаем узкоспециализированно: поддерживаем детей с лейкозами. Обычно фонды помогают детям с онкологическими заболеваниями в целом. Почему мы начали помогать детям именно с этим диагнозом, можно узнать подробнее в ролике об образовании фонда, но хочется отметить, что детский рак крови — самое распространённое детское онкологическое заболевание.

У нас есть особенность — мы поддерживаем подопечных не разово, а на протяжении всей болезни, до полного выздоровления. Помогаем гражданам Российской Федерации, детям и молодым людям до 21 года.

О нас люди узнают посредством поиска в Интернете, рекламе в соцсетях, баннерной рекламе, сарафанного радио. Каждый может позвонить бесплатно или написать письмо.

Интервью с исполнительным директором Благотворительного фонда «ЖИВИ» Еленой Дубиковой

В фонде «ЖИВИ» есть три крупных проекта: адресная помощь, поддержка детских онкогематологических отделений  в регионах и информационный проект «Инфоцентр Детский Лейкоз». Расскажете подробнее о каждом?

Адресная помощь — это разносторонняя помощь детям с лейкозом. Фонд оплачивает не само лечение, так как оно бесплатное от государства, на какие-то процедуры и услуги, которые не входят в ОМС. За эти услуги должны платить родители, здесь мы помогаем.

Семьи могут обратиться с любой проблемой: авиабилеты и такси к месту лечения в федеральный центр, покупка лекарств, расходных медицинских материалов. Мы не оказываем психологическую помощь, так как это происходит в рамках второго проекта — поддержки детских онкогематологических отделений. Поэтому такие обращения редкие.
Очень давно были обращения по юридической линии, но сейчас эти функции выполняют узкоспециализированные организации. Мы можем перенаправить в таком случае к нашим коллегам.

Поддержка детских онкогематологических отделений — это системный проект: мы улучшаем условия лечения и пребывания детей в детских онкогематологических отделениях в регионах. Это именно про условия для благоприятного нахождения детей, здесь есть и психологи, и всё необходимое для комфортного пребывания и лечения в отделении.

Инфоцентр Детский Лейкоз — инфопроект о симптомах детского лейкоза. Здесь две целевые аудитории: родители здоровых детей и родители детей с лейкозами.

Читайте также:  Фонд «Движение вверх» помогает детям-инвалидам

Елена, за счёт чего существует фонд?

Фонд реализует программы за счёт частных и корпоративных пожертвований. Частные доноры чаще всего жертвуют на программу поддержки семей, а компании — на улучшение условий в региональных стационарах.

Интервью с исполнительным директором Благотворительного фонда «ЖИВИ» Еленой Дубиковой

Ежедневно встречаться со случаями онкологических заболеваний тяжело. Как психологически справляются сотрудники фонда «ЖИВИ», учитывая специфику работы?

Мы сидим в офисе, со всеми родителями общаемся онлайн, знаем потребности и ситуацию семьи. Для нас это работа, проблемы, которые нужно решить, и мы стараемся относиться к этому, как к работе.

Конечно, когда какой-нибудь подопечный который с нами уже много лет, «уходит», не могу сказать, что это проходит бесследно — расстраиваемся, конечно.

Я уже 11-й год в фонде и стараюсь отвлекаться, не концентрироваться на этом и уходить в рабочие задачи. В первые годы работы мне казалось, что если ребёнок ушёл, то мы что-то сделали неправильно, не смогли ему помочь, сейчас уже понимаю, что мы не вершим чьи-то судьбы, а просто помогаем.

Есть такое выражение: «Лечат врачи, фонды помогают, а спасает Бог», поэтому что мы можем изменить? Только делать свою работу хорошо: поддержать семью, создать условия в больнице для комфортного пребывания детей. 

У нас есть постоянный костяк в коллективе — мы подходим ко всему этому, как к рабочему процессу.

Расскажите о вашей команде: какие люди у вас работают, как они к вам приходят?

У нас складывается ситуация так, что практически ни разу к нам не приходил сотрудник, потому что он хочет работать в благотворительном фонде. Ключевые сотрудники вообще приходили студентами и рассматривали эту занятость, как подработку на время учёбы. Наш Руководитель благотворительных  программ Надежда Тимохина училась и искала работу на совмещение, так она попала к нам, осталась и уже 7 лет работает. 

Я тоже совершенно случайно пришла в фонд, занималась развитием проектов. Фонд тогда только был организован и зарегистрировался. Нужно было посмотреть документы, так как его нужно было уже переводить из инициативы в какой-то серьёзный юридический статус организации. Договор подписала на год, и вот уже 11 лет работаю.

У нас нет каких-то таких историй, что кто-то пришёл через личную историю. Была сотрудница, которая пришла работать в фонд, и у неё в этот момент брат болел лейкозом, но она искала подработку и так получилось. Два года работала у нас.

В большинстве своём сотрудники остаются. Если есть текучка, то она связана с карьерными и зарплатными ожиданиями.

Читайте также:  Как правильно интегрировать детей-инвалидов в социум?
Интервью с исполнительным директором Благотворительного фонда «ЖИВИ» Еленой Дубиковой

Елена, может быть, есть какая-то особенно запомнившаяся история семьи?

Да, есть такая история:
У нас сложилось, что часто из Кавказского региона обращаются мамы. Было у нас обращение: мама ребёнка, которого лечили в Грозном. На тот момент там не было детского онколога и онкогематологического отделения.

У ребёнка уже было критическое состояние, и они сами приехали в Москву в Рогачёва без записи. Им сказали, что нужна квота, направление, не приняли.

Чтобы спасти своего ребёнка, мама покупает билет в Израиль и летит туда. Ему стало плохо в самолете, его уже на носилках, каталке встретили в аэропорту, начали лечение в Израильской клинике. 

Но родители не знали, в какую сумму выйдет лечение. В итоге они продали все квартиры, денег не хватило. Мы начали их поддерживать, потому что был очень большой счёт 7–8 лет назад. Но этого было недостаточно, в итоге денег у семьи на дальнейшее лечение не было, в клинике сказали, что не могут продолжать лечение, хотели ребёнка отключить от аппаратов. 
Тогда мать встала на подоконник открытого окна и сказала, что если ребёнка отключат, она прыгнет. Позже она поделилась: «Я была полна решимости сделать это».
В итоге их оставили, начали помогать местные благотворительные организации, наш фонд, и ситуация разрешилась. Я запомнила это потому, что поняла: матери ради своих детей готовы даже пожертвовать собственной жизнью.

Сейчас с этим ребёнком все хорошо, он выздоровел, поступил в медицинский институт и планирует стать гематологом.

Вместо послесловия

«Я верю, что первый шаг на пути к решению больших проблем должен сделать каждый из нас. Верю, что нужно начать с себя, а не ждать, когда кто-то накормит бездомных, вылечит больных, поддержит матерей-одиночек. 

<…> Давайте снимем с паузы наше сочувствие, честно и внимательно оглядимся вокруг и спросим себя: «А что я могу сделать сегодня, чтобы мир стал немного лучше?»,

Наверно, именно таким должен быть исполнительный директор благотворительного фонда.
3

Похожие статьи

Этот веб-сайт использует файлы cookie для более комфортной работы пользователя. Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять Подробнее

Adblock
detector