Письмо редактора

автор Наталья Ковалева

Не секрет, что мы, девушки, – любительницы поискать в себе недостатки. Мы постоянно что-то меняем, стремимся быть лучше, сомневаемся и отдаём, отдаём…

Мужчины в этом плане демонстрируют противоположную модель поведения. Думаю, в окружении каждой девушки в ассортименте имеются все представители рода «нарцисс обыкновенный». Я искренне люблю и уважаю мужчин, но будем честны – среди них огромное количество глубоко уверенных в собственной исключительности персонажей. Для женщин же быть самоуверенной и эгоцентричной – история нетипичная и даже порицаемая.

То ли дело сказки. Тут есть совершенно классический архетип принцессы – капризной, гордой, своенравной («Принцесса на горошине», «Принцесса и людоед», «Огниво», «Свинопас» и др.). Да, их не так много. И сюжетная линия в них зачастую превращается в миссию «Укрощение строптивой». Но тем не менее эти истории преисполнены динамики и субъектности, когда каждый персонаж сам пишет свой жизненный сценарий, сам решает, быть или не быть, в отличие от той же жертвы- Золушки, которая всегда зависит от чьей-либо милости.

И вот эта игра – кто главный герой сказки, субъект или объект, очень занимательная! Он решает сам, или за него принимают решения другие? Естественно, по большей части все женские сказочные героини глубоко объектны – сидят и ждут, пока их спасут или чем-либо одарят. Сказки в большинстве своём отводят женщине сугубо декоративную функцию.

Но есть и другие сказочные героини. Есть Рони, дочь разбойника, Пеппи Длинныйчулок, есть Элли в Волшебнике изумрудного города, Марья Моревна, Хозяйка Медной горы, Баба-яга, в конце концов.

Сейчас в сказочной индустрии на смену беспомощным принцессам пришли героини сильные и характерные.

В этом смысле я рада, что наши дети будут расти на совершенно иных ролевых моделях, что девочкам сейчас нравятся сильные Моаны и Эльзы, а не безропотные Настеньки.

Значит ли это, что детям нужно читать и показывать только современные прогрессивные сказки? Отнюдь. 

Сказки всегда отражали существующую реальность, и нельзя просто взять и вычеркнуть целые тысячелетия культурного наследия из-за недооценённой роли женщины. Но можно переосмыслить эти сюжеты, обсудить, поспорить. И вот тут даже самые сексисткие сказки способны принести массу пользы, ведь часто по силе воздействия истории «как не надо» ярче образцово-показательных. Может, в этом и есть их новый смысл. Их миссия.

Анастасия Жидкова,
главный редактор Liberty Magazine

0

Похожие статьи

Этот веб-сайт использует файлы cookie для более комфортной работы пользователя. Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять Подробнее