Акушерство промокод

Раннее погружение в шоу-бизнес: интервью с Анфисой Вистингаузен о детской карьере

автор Виктория Савельева

Решение отдать ребёнка в мир шоу-бизнеса является сложным и ответственным шагом для родителей. Но как найти баланс между желанием развить потенциал своего ребёнка и необходимостью сохранить его эмоциональное, психологическое благополучие? В нашем интервью с актрисой Анфисой Вистингаузен мы обсудим её опыт, проблемы, с которыми она сталкивалась в детстве, и попытаемся разобраться, как родители могут принять осознанное решение, учитывая интересы и благополучие своих детей.

Раннее погружение в шоу-бизнес: интервью с Анфисой Вистингаузен о детской карьере
Беседовала Анастасия Загорская

Анфиса Вистингаузен — талантливая молодая актриса, которая погружена в съёмки с 4 лет. В ходе беседы она поделилась своими мыслями о том, как раннее участие в фильмах и телепроектах сформировало её взгляд на работу, ответственность и финансовую грамотность.
Чаще всего на тему воспитания мы общаемся с психологами и экспертами, но в этот раз мы решили сделать сюжет с тем, кто только недавно сам выбрался из родительского гнезда, а может ещё даже и не до конца. Нам интересно узнать о том, каково это — быть современным подростком, студентом или школьником.

Раннее погружение в шоу-бизнес: интервью с Анфисой Вистингаузен о детской карьере

Анфиса, ты — ярчайший представитель современного поколения: амбициозная, прогрессивная, участвуешь во многих проектах. Скажи, насколько ты ощущаешь эту разницу поколений, потому что когда я была в возрасте 15–20 лет, мои сверстники не думали ни о каких стартапах, блогерах, блогах и бизнес-проектах, мы, мне кажется, гуляли, развлекались и соблюдали не такой образ жизни, который ведёт нынешняя молодёжь. Выглядит так, будто в этом смысле вы более осознанные.
 
Мне кажется, с появлением интернета и легкодоступностью информации, молодёжь стала быстрее развиваться, узнавать что-то новое. Но тем не менее я считаю, что всё индивидуально. Каждый сам решает, как строить свою жизнь. Кто-то может до 25–30 лет гулять и веселиться, продолжая наслаждаться так называемыми подростковыми, студенческими годами. Они это делают, при этом могут где-то работать, но тем не менее не задумываются о чём-то серьёзном, например, о создании семьи или построении отношений. 

Я — с детства в кино. Это значит, что с юных лет работаю и нахожусь среди взрослых, то есть у меня есть понимание, что такое труд, заработок, ответственность, обязанности. Наверное поэтому я повзрослела раньше своих сверстников. Опять же — финансовая грамотность. Одно дело, когда ребёнку дают даже в подростковом возрасте какие-то деньги на карманные расходы, а другое — когда ты уже в эти же годы зарабатываешь их лично и в какой-то степени можешь содержать себя самостоятельно.

Читайте также:  Семья Дмитриевых: 10 заповедей счастливой семейной жизни с детьми

Многие психологи и даже продюсеры, которые сами занимаются детским контентом, например, Евгений Орлов, категорически против участия детей в детских шоу и кино. Мы делали с ним как-то интервью, и он говорил о том, что это ломает психику, и очень мало родителей способны сохранить её и довести в разумном виде до периода взросления. 
Однако ты сейчас перечислила: взрослые люди, умение обращаться с деньгами, ответственность, — это всё как раз-таки плюсы этой истории. А минусы мы знаем, их много. Вот как ты на себе ощутила все стороны своего раннего погружения в шоу-бизнес, и как к этому относишься? Будешь ли своих детей, например, отдавать? Как вообще сделать так, чтобы ребёнок, который с детства находится в этой индустрии, вырос человеком, заинтересованным в дальнейшем развиваться там, и становился такой вот амбициозной и интересной личностью?

 
Интересный вопрос, правда, хороший. Но начнём с того, что есть разница, отдаёшь ты своего ребёнка в совсем детском возрасте, от 4 до 7 лет, или всё-таки тогда, когда он уже подросток, либо же близок к совершеннолетию, это 15–16 лет. Опять же, смотря как родитель «пихает» его в эту жестокую профессию: заваливает проектами, вынуждает постоянно находиться на съёмках, ночные смены, опять же… 
 
А как у тебя было? 

Ну вообще, до 12 лет у детей считается рекламный возраст, то есть они больше востребованы в рекламе. Вот я снималась в рекламе «Фруктового сада», «Kinder сюрприз», «Растишки», Blend-a-med. Это всё семейное — очень актуально, поэтому много детей ходят именно на такие кастинги.
 
Ещё и оплачивается!
 
Ну это да, родителям оплачивается. Я помню, что у меня было довольно много работы. Мы ночью снимали, в возрасте 6–7 лет. Это тяжело. Вредно ли ребёнку не спать ночью? Понятное дело, вредно. В школе, в 6–8 классах, мне приходилось по полмесяца, если суммарно взять съёмочные дни, пропускать школу. То есть, я просто была на съёмках и делала уроки там. Не знаю, хорошо это или плохо. Опять же — нервная система. Вот если ребёнку нужно заплакать, а я помню, у меня была такая сцена, кажется, где-то в 5–8 лет, стояла задача в кадре рыдать. Не буду углубляться в детали, какими способами от меня этого добивались, но скажу, что это было очень жестоко, и, вспоминая сейчас этот момент, ну, конечно, мне себя жалко, и я бы не позволила со своим ребёнком такое делать.
 
То есть на тебя давили, получается, психологически, чтобы ты по-настоящему расплакалась? Потому что ведь ребёнок же не может сыграть…
 
Ну да, мной манипулировали за счёт каких-то моих игрушек. Ребёнок же искренне верит, что они живые. И я думаю, что это, конечно, нездорóво… Сказывается ли это на психике? Да, на мой взгляд, сильно сказывается. Вопрос в том, что ты получаешь опыт, и уже к какому-то возрасту имеешь профессионализм, наработку. Да, это плюс. Но стоит ли это тех манипуляций, психологического давления? 
 
Вот вопрос. Как ты думаешь? Нет? Ты для себя пока не решила, да? 
 
Не знаю… Поскольку я не могу предвидеть другой вариант развития событий, понимаю: хорошо, что у меня есть профессия. На мой взгляд, здорово, когда есть ещё какая-то другая сфера помимо актёрского мастерства, потому что это стабильнее.
 
Поэтому ты пошла на «журфак»?
 
Да. Но, честно, если бы меня спросили, отдала бы я своего ребёнка, и готова ли была его так эксплуатировать, — нет. Вот ко мне на программу «Зелёный проект» на телеканале «Карусель» приходят разные дети: одним нравится там находиться, им интересно побыть в новом месте, они рад мастерить там разные поделки, а другие, напротив, зажимаются, видно, что им с самого начала некомфортно. Конечно, к таким родителям возникает вопрос: «А зачем насильно?» То есть ты пытаешься против воли ребёнка раскрепостить его, не боясь того, что он ещё сильнее «зажмётся», и потом ему вообще это будет категорически не нравиться, так как его туда насильно засовывали? Ну, конечно, нужно смотреть конкретно на своего ребёнка и не перебарщивать.

0

Похожие статьи

Этот веб-сайт использует файлы cookie для более комфортной работы пользователя. Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять Подробнее

Adblock
detector